Пой мне Еще
ты весь задор, хаос, рок-н-ролл моей жизни
это в общем-то, общепринятая идиома,
нажрался горя - иди до дома,
там мягко падать лицом прямо в холодный пол,
на то и стоит твой одинокий дом.

ничего не случилось такого от чего бы мертветь и гнить,
просто оборвалась очередная нить,
да, та которая держала все чем ты осмеливался являться,
и да это сложно - полёта не испугаться.
елочные игрушки в огромных зрачках плясали,
в итоге - ты оказался в самом моем начале,
вместо меня там другая девочка зубы скалит,
и не чай там по кружкам налит,
и на сердце то сталь, то наледь.

спаси меня, боже, от того кто выстудит и оставит.

этой истории лет уже черт знает сколько,
и каждый из нас окажется вдруг осколком
от чего-то целого и прекрасного,
и мы вынуждены будем больше не прикасаться
ко всему что нас так сладко объединяло,
я всегда знаю каков будет наш конец,
едва завидев его начало.

впрочем, да, ничего необычного, мой хороший,
меня то швыряет, то режет, то в порох крошит,
я выбираю значить, а не закончиться,
я выбираю танцевать вместо того, что бы корчиться,
пританцовываю на углях, как оправданный, но наказанный,
и прости, что не рассказала тебе сразу все:

как во мне войны идут, не знающие перемирия,
как твои руки все во мне помирили в миг
как мой голос не признает умоляющей интонации,
и у меня жизнедеятельная стагнация.
что у меня внутри бог - наблюдает мое безобразнейшее паялово,
и как я не могу засыпать - без тебя, без одеяла и
без длинного списка медикаментов, которые теперь исключительно по рецептам,
я - залагавший вселенский рецептор,
божий проигрыш, пауза, ля-минор,
меня с детства никто не зовёт мячик пинать во двор,
а с определенного возраста меня зовут, что бы пользовать, даже не целовать,
обещают счастья, но тащат в свою кровать.

/чего я там не видела, блять./

нужно было ещё в начале тебе все подробнейше распетлять.

но у тебя был взгляд такой, будто бы ты все знал,
и видел мой ад, и он тебя не пугал,
ты смотрел на меня и видел что-то реально стоящее,
и не ты виноват в том, что внутри у меня чудовище,
оно жрет меня поедом, иногда колупая плоть,
и врачи сказали - его не вытравить, не стереть,
мне с ним жить,
а тебе с ним только лишь умирать.
поэтому вместо сердца я тащу мальчиков лишь в кровать.

мои боевые раны - два отказа:
одна смерть и твой сокрушающий холод,
для жизни мне нужен список доводов,
для смерти - один лишь повод.

в моих бесконечных черновиках мы пока ещё счастливы, пока ещё не наврали друг другу лишь боли ради,
и я больше всего на свете хочу быть героем этой простой тетради.

/Виктория Marla Власова

@темы: Стихи